Депутат ГД от Приангарья: Конфискации имущества нужно вернуть статус уголовного наказания

19 Февраля, 2016

Эксперты рассказали об истории вопроса имущественного наказания и международном опыте его применения

Иркутск, 19 февраля, IrkutskMedia. Необходимость внесенного на рассмотрение ГД законопроекта о применении конфискации имущества как вида уголовного наказания за преступления коррупционного характера в целом не вызвал разногласий экспертов в Приангарье. Один из авторов законопроекта, депутат Госдумы Сергей Тен отмечает, что работа по вопросу конфискации начата им еще с 2012 года, а нынешнюю актуализацию темы связывает с вниманием к ней совета по противодействию коррупции при президенте РФ. Об истории вопроса имущественного наказания и международном опыте его применения в материале ИА IrkutskMedia.

За и против

Как и любая инициатива, тема возможности реального применения имущественного наказания коррупционеров нашла своих противников, даже несмотря на то что в указе президента России "О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года" среди основных источников угроз в сфере государственной и общественной безопасности называется коррупция.

По словам заведующего кафедрой гражданско-правовых дисциплин ИрГТУ Владимира Татарникова, принятие решения о возвращении в Уголовный кодекс конфискации имущества в качестве меры наказания не обещает быть легким, поскольку напрямую затрагивает интересы криминальных кругов и коррумпированного чиновничества.

Одним из наиболее распространенных аргументов "против" является утверждение о том, что якобы реализация предложений, изложенных в законопроекте, не соответствует подписанным Россией международным актам. Между тем в действительности международным актам противоречит не предложение о возвращении конфискации имущества как меры наказания, а, напротив, ее исключения из перечня наказаний в соответствии с Федеральным законом, о чем прямо говорят постановления конвенций ООН, чем успешно пользуются законодатели многих стран мира. Как показывает законодательная практика зарубежных стран, конфискация имущества известна значительному числу стран с самыми различными правовыми, общественными, политическими и экономическими системами.

"В число таких стран входят Латвия, Беларусь, Болгария, Дания, Франция и КНР, уголовная ответственность за коррупционные преступления, в которых достаточно четко индивидуализирована в зависимости от тяжести содеянного. При этом конфискация имущества предусмотрена лишь за наиболее опасные преступные посягательства", – рассказал Владимир Татарников.

Политическая подоплека

В нашей стране, по мнению некоторых экспертов, вопрос закрепления в законодательстве прямой возможности имущественного наказания для коррупционеров ввиду текущей экономической ситуации и приближения выборов депутатов Государственной Думы приобрел политический окрас, рассказал профессор, доктор юридических наук Сергей Шишкин.

"Мне кажется, что такой закон навеян предстоящими в этом году выборами в Госдуму и имеет некий политической налет. Повышение мер фиска – это всегда показатель экономического кризиса. С моей точки зрения, все фискальные мероприятия, связанные с изменением системы налогообложения или с отъемом имущества граждан иным каким-то способом, имеют оборотную сторону. В этом ничего нового для России нет. С точки зрения практики, в определенные исторические периоды такое уже было. После революции, например, так было. Такое всегда бывало, когда государство за счет граждан пыталось решить свои проблемы", – прокомментировал Сергей Шишкин.

Однако, несмотря на возможную политическую подоплеку, депутаты Законодательного собрания Иркутской области на сессии 17 февраля дали положительное заключение на проект федерального закона, по которому в Уголовно-исполнительный кодекс РФ вводится конфискация имущества как отдельный вид наказания.

Кроме того, один из авторов законодательной инициативы, депутат Госдумы Сергей Тен отметил, что тема конфискации имущества как вида наказания в поле его зрения с 2012 года.

"Более трех лет наша группа работает над законопроектом федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации". За это время мы прошли несколько экспертиз, прорабатывали вопрос с разными ведомствами, в том числе со Следственным комитетом и Верховным судом РФ, Московским государственным юридическим университетом имени О. Е. Кутафина, от которых получили положительные заключения. Депутаты Законодательного собрания Иркутской области готовы направить письмо в Госдуму с просьбой поддержать данный законопроект, который рекомендован к рассмотрению в первом чтении на весенней сессии нижней палаты российского парламента. Вообще тема борьбы с коррупцией не утихает, наоборот, первые лица власти держат решение проблемы на контроле", – сказал Сергей Тен.

Мнение, что инициатива зрела давно, разделяет и политолог, главный редактор газеты "Байкальские вести" Юрий Пронин. Он подчеркнул, что вопрос конфискации имущества поднимался в последние годы неоднократно. Пронин не исключает, что избирательная кампания в Госдуму также является важным фактором актуализации этого вопроса. Кроме того, политолог сомневается в перспективах принятия такого закона.

"Я не убежден, что это все дойдет до конца. Поговорить об этом, поговорят, но в нынешнем политическом раскладе я не ожидаю принятия таких масштабных решений. Вообще вопрос с конфискацией имущества часто поднимался в последние годы. Эта норма пользуется безусловной поддержкой у большинства населения, и к выборам она очень кстати. Это очень жесткая мера и не всегда понятная. Огульная конфискация всего имущества – это не очень демократическая мера, поэтому существует очень тонкая и шаткая грань между точностью соблюдения конституционных норм и социальной справедливостью, как она понимается. Мне кажется, актуализация этого вопроса возникла в контексте приближения выборов", – заявил Юрий Пронин.

История вопроса

До недавнего времени хорошим профилактическим средством для желающих поживиться за чужой счет, в том числе и за счет государства, была конфискация имущества как дополнительная мера наказания. Российское уголовное законодательство советского периода и УК России 1996 года в первоначальной редакции включали конфискацию имущества в перечень наказаний, что играло важную роль в обеспечении справедливости наказания как в отношении преступлений коррупционного характера, так и других преступлений корыстной направленности.

По мнению Владимира Татарникова, положение коренным образом изменилось в 2003 году, когда Федеральным законом №162 конфискация имущества была исключена из перечня наказаний.

"Вместо этого в УК РФ введена глава 15-1 "Конфискация имущества". Однако нормы, содержащиеся в этой главе, нельзя назвать эффективными, особенно по отношению к преступлениям корыстной и коррупционной направленности, поскольку на практике они применяются в незначительном числе случаев. Позиция российского законодателя по данному вопросу неоднократно подвергалась критике учеными и практиками, предлагавшими внести в Уголовный кодекс РФ изменения, направленные на возвращение конфискации имущества в перечень мер уголовного наказания", – рассказал Владимир Татарников.

Так, в 2013 году, например, за получение взятки при отягчающих обстоятельствах судами РФ осуждено 343 человек, конфискация применена лишь к 10-ти из них. В 2014 году число осужденных по этой статье возросло до 435-ти, но конфискация коснулась 17-ти. К 27-ми осужденным в 2014 году за получение взятки лицом, занимающим государственную должность или субъекта РФ, а также должность главы органа местного самоуправления, конфискация вообще не применялась. Не произошло принципиальных изменений и в 2015 году. По данным доступной на сегодня судебной статистики, за шесть месяцев прошлого года за получение взятки при отягчающих обстоятельствах было осуждено 207 человек, а конфискация применена лишь в отношении 13-ти.

Необходимость и новшества предлагаемых мер

Назревшую общественную потребность совершенствования уголовного законодательства отмечает и депутат Заксобрания Иркутской области Ольга Носенко. Она рассказала, что фракция КПРФ поддерживает инициативу конфискации имущества. Госдума, по мнению депутата, примет законопроект, если он не является частным решением одного члена партии.

"Коммунисты неоднократно выходили с таким предложением, чтобы ввели именно эту норму. Другая норма просто не будет действовать для тех, кто обогащается за счет коррупционных схем и живет на нетрудовые доходы. Просто пальчиком грозить у нас не получится, поэтому мы выступаем "за". Граждане сейчас жаждут именно таких инициатив. Будет ли принята на государственном уровне? Фракция "Единой России", по идее, должна поддержать эту инициативу, это фракционная дисциплина. Если это частное мнение, несогласованное с фракцией, то предсказать исход трудно", – считает Ольга Носенко.

В свою очередь, депутат Госдумы Сергей Тен рассказал о принципиальных отличиях предлагаемых им мер по борьбе с коррупцией от действующего ныне законодательства.

"Отличие нашего предложения в том, что мы вводим такой вид наказания как конфискация имущества. Действующая на сегодня глава УК "Конфискация имущества" включена в раздел VI "Иные меры уголовно-правового характера". К иным мерам уголовно-правового характера, в частности, относятся принудительные меры медицинского характера (принудительное лечение в психиатрическом стационаре и другое), то есть меры, имеющие совершенно другую уголовно-правовую природу по сравнению с конфискацией имущества", – рассказал Сергей Тен.

По мнению парламентария, сегодня нормы о конфискации имущества, включенные в этот раздел, нельзя назвать эффективными по отношению к преступлениям корыстной и коррупционной направленности. Так, согласно статье 104-1 УК РФ, при доказанности факта получения взятки или хищения даже в крупном или особо крупном размере, но при отсутствии доказательств приобретения конкретных ценностей на средства, добытые преступным путем, применение конфискации имущества невозможно. Поэтому фактически не подлежит конфискации имущество виновного, даже если его стоимость в разы превышает легальный доход преступника.

"Если мы действительно хотим победить коррупцию, то эффективной мерой борьбы должно стать восстановление в Уголовном кодексе РФ нормы о конфискации имущества как мере уголовного наказания. Преступник в результате применения такой меры может лишиться не только похищенного имущества или его денежного эквивалента, но и остального имущества. Для этого положения о конфискации имущества, принадлежащего виновному, в качестве меры наказания должны содержаться в УК РФ, а положения о конфискации орудий преступления, имущества, добытого преступным путем, и другого имущества, являющегося доказательствами по делу, должны быть предметом регулирования со стороны уголовно-процессуального законодательства", – пояснил Тен.

На практике результатом предложения законодателя должны стать ряд нововведений в УК РФ, из которого предлагается исключить главу 15-1, поскольку конфискация имущества, которая получена в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества и так далее, по своей юридической природе мера не уголовно-правовая, а уголовно-процессуальная. В свою очередь, в связи с изменениями в уголовном законодательстве потребуются изменить и Уголовно-исполнительный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, а также Федеральный закон N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".


Новости по теме

В шаге от новой эры

29 Января, 2018

«Правильные» шины

21 Октября, 2016

Бетонный "скоропорт"

26 Февраля, 2016

Частный случай

19 Февраля, 2016

Новая пятилетка

17 Декабря, 2015

Нити добра

17 Декабря, 2015

Дорожный штурм

18 Августа, 2015

Экспертное мнение

27 Октября, 2014

Дорожная карта

6 Октября, 2014

Опасная резина

20 Марта, 2014